Аналитика Публикации

5
октября

Как удостовериться в законности валютной операции

Источник: Международные Банковские Операции


Илья Шенгелия, Менеджер проектов Южной дирекции

С 14 мая 2018 года банки поучили возможность блокировать операцию, если она нарушает акт валютного регулирования (абз. 4 ч. 5 ст. 23 Закона о валютном регулировании[1]). С одной стороны, должна повыситься внимательность к соблюдению формальных требований законодательства. С другой — вполне вероятны разногласия между банками и их клиентами по вопросам правовой квалификации операций. Практика толкования и соответственно применения валютного законодательства не отличается единообразием. Избежать возможные разногласия позволит ряд последовательных действий.

1.  Убедиться, что операция действительно является валютной

Валюта — это не обязательный элемент валютной операции. Более того, не каждая операция с валютой признается валютной. Если транзакция не обладает признаками валютной операции, банки не смогут её заблокировать по основаниям, предусмотренным валютным законодательством, а контролирующие органы — возбудить дело об административном правонарушении за проведение незаконной валютной операции.

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании, валютная операция может заключаться в использовании не только валюты (как иностранной, так и российской), но и ценных бумаг (внутренних или внешних). Причем, чтобы квалифицировать операцию как валютную, её участник должен использовать эти ценности определенным образом: с участием контрагента или самостоятельно. В первом случае в качестве валютной операции будут рассматриваться следующие действия: передача, получение или использование в качестве средства платежа. Во втором случае — ввоз в Россию или вывоз из России валюты или ценных бумаг, а также их перевод между своими счетами.

На первый взгляд такие условия охватывают все возможные способы использования валюты и ценных бумаг. Но п. 9 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании указывает также и на другие признаки валютных операций. В зависимости от того, что и как используется, в качестве дополнительных условий, при которых действие можно квалифицировать в качестве валютной операции, законодатель, к примеру, называет участие в транзакции нерезидента или проведение расчетов через счет, открытый в банке за границей России.

Так, передача, получение или использование в качестве средства платежа рублей будет рассматриваться в качестве валютной операции только в двух случаях: если в операции участвует нерезидент или если операция совершается между резидентами с использованием счета, отрытого за границей России (пп. пп. "б", "в", "ж" и "з" п. 9 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании). Получается, что рублевые расчеты между резидентами без использования счетов в зарубежных банках — это не валютные операции.

В связи с этим необходимо различать правовой статус сторон обязательства, для исполнения которого передаются денежные средства, и правовой статус непосредственных участников операции. Один резидент может перечислить средства в рублях другому резиденту не по своему обязательству, а для исполнения обязательства нерезидента перед получателем платежа. Так как непосредственно в таком расчете участвуют только резиденты и транзакция проводится в рублях, суды делают вывод, что эта операция не относится к валютным[2].

Ещё один пример, когда законодательство не квалифицирует операцию в качестве валютной, — перевод иностранной валюты между своими счетами, открытыми в России. Эта операция не отнесена к валютным в пп. пп. "д", "е" и "и" п. 9 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании, которые закрепляют признаки валютной операции при переводах валюты и ценных бумаг между собственными счетами.

2.  Верно определить применимые нормы

Валютное законодательство регламентирует законность операций следующим образом: устанавливает случаи, в которых операция допустима, а также то, каким образом её следует совершать. Поэтому, чтобы проверить соответствие валютной операции актам валютного законодательства, сначала необходимо выяснить, разрешена ли операция как таковая, и если да, то соблюдается ли порядок её проведения. Однако валютное законодательство не содержит исчерпывающий перечень условий, по которым можно определить законность каждой из возможных валютных операций.

Так, административная ответственность за совершение валютной операции не должна применяться, если закон прямо не запрещает такую операцию, либо не предъявляет требований к порядку её проведения. Это следует из буквального содержания ч. 1 ст. 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в которой незаконными признаются два вида операций: (i) запрещенные валютным законодательством или (ii) осуществленные с нарушением валютного законодательства. При таком регулировании валютная операция признается законной, даже если закон не упоминает условия её проведения.

Однако, не исключено, что при проверке операций на соответствие валютному законодательству банки, контролирующие органы и суды будут придерживаться другого мнения. Это связано с тем, что законодатель использовал в валютном законодательстве различные методы правового регулирования.

Закон о валютном регулировании лишь в отдельных случаях допускает совершать прямо неупомянутые в нем действия.

Так, между резидентами и нерезидентами разрешены любые валютные операции, кроме одной: купли-продажи иностранной валюты и чеков, номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, без участия в операции уполномоченного банка (ст. 6 Закона о валютном регулировании). Законодатель специально подчеркивает, что кроме этого единственного случая операции между резидентами и нерезидентами дозволено проводить без ограничений. Однако на практике требования к порядку проведения валютной операции не рассматриваются в качестве её ограничения. Как следствие, суды указывают, что при расчетах с нерезидентами резиденты всё равно обязаны соблюдать требования ст. 14 Закона о валютном регулировании и использовать счета в уполномоченных банках, если операция не подпадает под предусмотренные законодательством исключения[3].

Другим примером такой регламентации является ч. 2 ст. 5 Закона о валютном регулировании, которая предусматривает, что, если орган валютного регулирования не установил порядок совершения валютной операции, она может осуществляться без ограничений.

В других случаях Закон о валютном регулировании признает правомерным только то поведение, которое прямо дозволено законодательством, а всё, что специально не регулируется, останется под запретом. Примером может выступить регламентация операций между резидентами. Закон о валютном регулировании в ч. 1 ст. 9 запрещает все виды таких операций помимо тех случаев, которые прямо названы в этом Законе.

Смешение методов регулирования на практике может вызывать трудности. Даже регуляторы не всегда могут прийти к единому мнению. Так, в ч. 3 ст. 10 Закона о валютном регулировании предусмотрено, что по общему правилу валютные операции между нерезидентами на территории России в валюте России осуществляются через банковские счета (вклады), открытые на территории России. Допустимо ли совершать эти операции наличными рублями Закон о валютном регулировании не оговаривает. Банк России ещё в 2007 году разъяснил, что предметом регулирования указанной нормы являются отношения, связанные с проведением только безналичных расчётов и запрета на наличные расчетисты она не содержит[4]. Однако, согласно разъяснениям Федеральная таможенная служба Российской Федерации, наличные расчеты в рублях между нерезидентами в России будут признаваться незаконными[5].

3.  При необходимости — получить разъяснения регуляторов

Валютное законодательство не отличается простотой и однозначностью формулировок. К примеру, ч. ч. 2 и 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании устанавливают, что по общему правилу "расчеты при осуществлении валютных операций производятся… резидентами через банковские счета в уполномоченных банках". Что именно понимается под термином "расчеты" ни валютное, ни другое законодательство однозначно не раскрывает. На практике этот термин может толковаться довольно широко: не только как передача денежных средств (активные действия), но и как их получение. Причем термин "расчеты" применим как для исполнения обязательств перед другим лицом (к платежам), так и к перечислениям средств между своими счетами (к переводам). Кроме того, в валютном регулировании используется масса бланкетных (отсылочных) норм. Всё это может порождать споры в процессе правоприменения.

В неоднозначных ситуациях, когда нет уверенности в значении законодательных формулировок и методах правового регулирования, официальные разъяснения регуляторов могут оказаться весьма полезными, даже несмотря на отличающееся мнение различных органов власти по одному и тому же вопросу. Четкая позиция контролирующих органов особенно пригодится, когда планируется систематически совершать однородные валютные операции, в законности которых имеются сомнения.

Такие разъяснения могут стать весомым аргументом в суде при возникновении спора о законности валютной операции и, в отдельных случаях, исключить административную ответственность, даже если суд придет к выводу о том, что валютная операция всё-таки противоречит законодательству.

В отличие от Налогового кодекса Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит нормы, которая бы устанавливала, что выполнение разъяснений уполномоченного органа исключает вину в правонарушении. Такие положения пока ещё только планируется предусмотреть в п. 3 ч. 1 ст. 3.14 нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, проект которого находится на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации[6]. Однако суды в отдельных случаях признают, что при определённых условиях в действиях лица отсутствует состав административного правонарушения, если это лицо руководствовалось разъяснениями[7]. Но так происходит не всегда[8]. Несмотря на это, получить мнение регулятора по сомнительному вопросу перед принятием решения о совершении операции будет во всяком случае не лишним.

Чтобы разъяснения оказались действительно полезными, лучше учитывать ряд моментов.

Во-первых, юридической силой обладают только те разъяснения, которые исходят от уполномоченного органа. Для этого орган должен иметь специальную компетенцию издавать разъяснения, либо являться субъектом, принявшим соответствующий нормативный акт. Так разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации[9].

Во-вторых, из разъяснений должно быть четко понятно, на какой вопрос регулятор дает ответ, и этот ответ должен точно соответствовать ситуации, в которой будут применяться разъяснения. В противном случае, если возникнет спор, суд не сможет сопоставить разъяснения с предметом разногласий.

В-третьих, ссылка на разъяснения, которые адресованы другим лицам, может оказаться неэффективной. Лучше, если разъяснения адресованы либо неопределенному кругу лиц, либо непосредственно тому лицу, которое будет ими руководствоваться. Аналогичные правила, используется, к примеру, в пп. 3 п. 1 ст. 111 Налогового кодекса Российской Федерации.

Приведенные механизмы позволят не только предупредить возможные разногласия по поводу правовой квалификации валютных операций, но и понизят риски применения ответственности за нарушение валютного законодательства.




[1]             Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле".


[2]           См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.06.2011 № 18486/10 по делу № А53-830/10.


[3]           См. судебные акты по арбитражным делам № А74-6846/2014, № А28-3815/2015, № А51-11913/2015 и др.


[4]           См. письмо Банка России от 31.08.2007 № 12-1-5/1970.


[5]           См. письмо Федеральной таможенной службы Российской Федерации от 10.01.2008 № 01-11/217.


[6]           См. законопроект № 957581-6 "Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях".


[7]           См. судебные акты по арбитражным делам № А26-3458/2004-21, № А67-6233/09, № А76-26913/2016 и др.


[8]           См судебные акта по арбитражному делу № А31-7235/2006-19 и др.


[9]           См. постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.1997 № 17-П.



Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение