Аналитика Аналитические обзоры

31
августа

Раскрытие бенефициаров: тонкости исполнения обязанноcти

Александр Гармаев, Руководитель Группы корпоративных проектов

Илья Шенгелия, Менеджер проектов Южной дирекции

алерт раскрытие бенефициаров.jpgОбязанность юридических лиц раскрывать сведения о своих бенефициарных владельцах возникла ещё в декабре 2016 года. Она установлена в ст. 6.1 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее — Закон № 115-ФЗ) и касается подавляющего большинства юридических лиц[1]. Исполнять эту обязанность следует двумя способами: в отчетности компании (когда законодательство специально указывает на такую необходимость), а также по запросам уполномоченных органов власти. Но правила исполнения этих запросов Правительство России опубликовало только в августе 2017 года[2].

До 13 февраля следующего года уполномоченные органы должны утвердить формы своих требований, после чего механизм заработает в полной мере. Он также позволит контролировать исполнение компаниями сопутствующих требований — выяснять, актуализировать и хранить сведения о своих бенефициарных владельцах. Если компания нарушит любую из этих обязанностей, ей, так же как и за непредставление информации уполномоченному органу, будет грозить штраф в размере от 100 тыс. до 500 тыс. рублей по ст. 14.25.1 КоАП РФ.

Впрочем, с исполнением этих требований не всё так просто. Практика их применения ещё не устоялась, в то время как формулировки закона могут допускать неоднозначное толкование. Поэтому компаниям целесообразно обратить внимание на некоторые важные моменты.

Информация, которую требуется выяснить

Состав необходимых сведений о бенефициарах приведен в пп. 1 п. 1 ст. 7 Закона № 115-ФЗ и не должен вызывать серьезных затруднений.

Недостаточно определёнными пока остаются только два момента. Первый — о перечне документов, которые можно рассматривать как удостоверяющие личность. Второй — о составе реквизитов (данных) этих и других документов, идентифицирующих бенефициара.

Оба эти вопроса Росфинмониторинг и Банк России разъяснили в своих актах пока только применительно к идентификации клиентов некоторых видов организаций[3]. Но эти акты имеют узкоспециализированную направленность. Поэтому для того чтобы компании смогли применять такие же правила при идентификации своих бенефициаров, по всей видимости, потребуются дополнительные разъяснения.

Пока же лучше стараться использовать документы, которые, согласно законодательству, имеют универсальный характер: паспорт гражданина России, паспорт иностранного гражданина и т.д. Целесообразно также иметь полные копии этих документов, чтобы не ошибиться с достаточным составом сведений.

Несмотря на то, что закон обязывает устанавливать, обновлять и хранить только саму информацию о бенефициарных владельцах, документы, подтверждающие достоверность такой информации, понадобятся компании в любом случае. По запросам Росфинмониторинга и ФНС России компания обязана представлять именно документарно подтвержденные сведения.

Механизм идентификации

Сведения о бенефициарных владельцах следует выяснять любыми доступными способами. Законодательство не обязывает использовать какие-то конкретные методы.

Закон о ПОД/ФТ упоминает право компании истребовать необходимую информацию у своих учредителей или участников. Но это только одна из возможных мер, которая к тому же не гарантирует стопроцентный результат. Иностранные юрисдикции, к примеру, могут препятствовать передаче подобных сведений. Да и влияние компании на своих участников далеко не безгранично.

Поэтому целесообразно не ограничиваться только одним способом, а использовать максимальное их количество до тех пор, пока компания не получит требуемые сведения или не предпримет для этих целей всё от неё зависящее. Законодатель специально указывает, что компания обязана "принимать обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры", но чем эти меры должны быть обоснованы, в какой степени доступны и достаточны не уточняет.

Росфинмониторинг в январе 2017 года опубликовал разъяснения, согласно которым запросы лицам, контролирующим компанию, и ответы на эти запросы могут рассматриваться как доказательства, подтверждающие попытку установить своих бенефициаров[4]. Будет ли подобных мер достаточно, чтобы подтвердить добросовестность компании, регулятор не уточнил. К тому же мнения одного лишь Росфинмониторинга может не хватить, чтобы обосновать свою правоту. Запрашивать информацию о бенефициарах вправе не только органы Росфинмониторинга, но и ФНС России. Дела об административных правонарушениях в этой области, помимо этих органов, вправе возбуждать ещё и Банк России, а рассматривают такие дела и вовсе суды.

Поэтому, если сведения о бенефициарных владельцах так и не будут выяснены, с подтверждением того, что компания приняла все зависящие от неё меры, могут возникнуть трудности.

Сроки исполнения обязанностей

Предоставить информацию по запросу уполномоченного органа следует в течение пяти рабочих дней со дня получения запроса. Срок, до истечения которого следует идентифицировать бенефициаров и принять меры по установлению в отношении них требуемых сведений, законодатель не определяет. Формально и то, и другое необходимо было сделать одновременно — 21.12.2016, когда вступили в силу соответствующие требования закона (для вновь созданных компаний — в день их создания).

Однако со дня, когда компания примет меры по сбору необходимых сведений, до момента, когда эти меры принесут результаты, может пройти некоторое время. Поэтому дата, когда станет известен бенефициарный владелец, и дата, когда компания реально получит о нем перечисленные в законе сведения, могут различаться. Но обе эти даты следует учитывать, чтобы исчислить срок исполнения сопутствующих обязанностей: не менее пяти лет хранить информацию о бенефициарах, а также ежегодно обновлять и документировать её. Пять лет хранить придется также информацию о принятых мерах по установлению сведений о бенефициарах.

Повторять попытки, если с первого раза не удалось получить информацию о бенефициарах, законодательство прямо не обязывает. Однако не исключена трактовка, согласно которой эта обязанность будет связана с необходимостью обновлять информацию. Отсутствие требуемых сведений и причины их отсутствия — это тоже информация. Тем более что согласно правилам исполнения запросов уполномоченных органов, утвержденным Постановлением Правительства России от 31.07.2017 № 913, компания обязана предоставить не последние известные ей сведения, а данные, актуальные на дату, которая указана в запросе.

Как представляется, разрешить эти вопросы сможет только конкретизация законодательства, практика правоприменения или официальные разъяснения. Пока же такая ситуация может стать ещё одним поводом для максимальной настойчивости компании при выяснении своих бенефициаров.


[1] Перечень лиц, на которых не распространяется требование о раскрытии бенефициарных владельцев, приведен в абзацах втором — пятом подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона № 115-ФЗ.

[2] См. Постановление Правительства Российской Федерации от 31.07.2017 № 913 "Об утверждении Правил представления юридическими лицами информации о своих бенефициарных владельцах и принятых мерах по установлению в отношении своих бенефициарных владельцев сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", по запросам уполномоченных органов государственной власти".

[3] См. Информационное письмо Росфинмониторинга от 18.03.2009 № 2, приказ Росфинмониторинга от 17.02.2011 № 59, а также положения Банка России от 12.12.2014 № 444-П и от 15.10.2015 № 499-П.

[4] http://www.fedsfm.ru/news/2375.

Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение
Введите символы с картинки*