Аналитика Публикации

21
октября

Вывод активов и «сплошное обжалование»: недобросовестные схемы в банкротстве

Источник: Юридический портал "Право.ру"


Александр Вязовик, Партнер, управляющий Поволжской дирекцией, руководитель направления по банкротству

Чаще всего на злоупотребления идут должники, которые не хочется платить по своим многочисленным долгам. Кто-то через цепочку сделок уводит дорогостоящее имущество, другие распродают все активы, оставляя себе шикарный особняк как единственное жилье, которое нельзя изъять. Должники готовы даже поменять свое место жительства, чтобы «спрятаться» от кредиторов. Часть из таких схем успевают вовремя пресекать суды, в других случаях – только внимательность заинтересованных лиц и их готовность раскошелиться на судебные обжалования, помешает их оппонентам «сбежать» от долгов.

За первую половину 2019 года кредиторы включили в реестры банкротов-должников 1,1 трлн. руб. требований. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года эта сумма увеличилась почти в два раза. Чтобы уйти от необходимости возвращать деньги несостоятельные предприятия и физлица идут на различные злоупотребления и даже нарушения.

Схемы, которые остановили суды

Верховный суд пресек в этом году и схему по так называемому «банкротному туризму». Начиналось все с того, что Внешэкономбанк подал заявление о банкротстве бенефициара банка «Мастер-Капитал» Феликса Бажанова в Арбитражный суд Московской области. А на следующий день после этого банкир сменил место регистрации с Московской области на Рязанскую, после чего направил в суд ходатайство и попросил вернуть заявление кредитору как поданное с нарушением правил подсудности (дело № А41-40947/2018). Но первая инстанция приняла его к производству. Суд указал, что Внешэкономбанк подал заявление правильно. 10-й ААС отменил это решение. Тогда кредитор пожаловался в ВС и обратил внимание, что на момент подачи заявления Бажанов был прописан в Московской области.

Изменение места регистрации на следующий день после того, как банк подал заявление о банкротстве, говорит о недобросовестном поведении должника. Ведь он с 1981 года жил в Подмосковье и никаких разумных объяснений для смены регистрации не привел. Кроме того, уже на следующий день после «переезда» Бажанов обратился с заявлением о собственном банкротстве в Арбитражный суд Рязанской области (дело № А54-4604/2018). По мнению банка, это дает должнику возможность искусственно контролировать подсудность дела о банкротстве. В исключительных случаях настоящее место жительства должника может не совпадать с информацией, содержащейся в документах регистрационного учета, указал ВС. Кредитор может доказать это в суде. Например, представить доказательства, которые касаются поведения должника в период инициирования банкротного дела.

Некоторые схемы непросто пресечь, потому что они эволюционируют. Так произошло с созданием подконтрольной кредиторской задолженности. Раньше ее просто «рисовали», подписывая фиктивные договоры, не имевшие реального исполнения, рассказывает партнер Vegas Lex Александр Вязовик. Сейчас недобросовестные должники стали действовать хитрее, говорит эксперт: «Реальные поставки смешивают с фиктивными, сопровождают это взаиморасчетами и прочими операциями, которые затрудняют определение искусственного характера долга».

Хитрости кредиторов

Злоупотребления правом со стороны конкурсных кредиторов можно встретить намного реже, чем со стороны должников или арбитражных управляющих, констатирует Вязовик. Но на практике встречаются и такие случаи, поскольку банкротство – это часто «война всех против всех», добавляет он. Действия кредиторов направлены на то, чтобы их требования удовлетворили вперед других. Для этого кредитор, как правило, вступает в сговор с должником, либо арбитражным управляющим, рассказывает эксперт.

Миноритарные кредиторы порой начинают обжаловать любые действия управляющего, чтобы заставить мажоритарных кредиторов поскорее расплатиться с первыми. Жалобы на арбитражного управляющего направляются не только в суд, но и в Росреестр, который привлекает управляющих к административной ответственности практически за любые, даже незначительные нарушения, предупреждает Вязовик: «Часто такие действия миноритарного кредитора парализуют процедуру банкротства, чрезмерно затягивают её, что приводит к увеличению расходов на процедуру, как следствие – уменьшению конкурсной массы». В итоге часто другим кредиторам проще выкупить требования такого миноритария.

От подобного недобросовестного поведения стоит защищаться, взыскивая с таких кредиторов судебные расходы, рекомендует партнер Vegas Lex: «Благо, судебная практика позволяет это делать. Тогда для миноритарного кредитора тактика заваливания суда бесконечными жалобами и требованиями может стать экономически невыгодной».

Причины, по которым работают схемы недобросовестных кредиторов и должников:

- Пассивность лиц, которые участвуют в деле о банкротстве.

- Бездействие арбитражного управляющего. В том числе случаи, когда он чрезмерно лоялен к должнику или какому-то кредитору, отмечает Вязовик.

- Отсутствие ресурсов (временных, финансовых) на оспаривание сделок и другие действия по возврату активов.

Нужен новый подход

Необходимо полностью исключить возможность, при которой управляющего выбирает должник, считает Тарнопольская. Единственный вариант создать полностью честное банкротство – достойно финансировать из госбюджета работу управляющих, которых выбирает сам суд, уверена эксперт. А Вязовик считает проблемой слишком частое изменение Закона о банкротстве.

"Когда изменения направлены на устранение пробелов или повышение эффективности процедур, то можно только радоваться, наверное. Когда же речь идет о корректировках, призванных предоставить дополнительные гарантии отдельным группам участников процедур, хотелось бы, чтобы это делалось более взвешенно и системно, сопровождалось обсуждением с профессиональным сообществом", - отмечает Александр Вязовик

Юристу хочется, чтобы процедуры банкротства носили не только ликвидационный характер, но и способствовали реабилитации жизнеспособного бизнеса должников, которые столкнулись с временными сложностями. Сейчас такие должники практически лишаются шанса на восстановление нормальной деятельности, если в отношении них инициирована процедура банкротства, констатирует Вязовик.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться по ссылке: https://pravo.ru/story/214888/


Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение