Аналитика Публикации

13
апреля

Обеспечение кредитных обязательств перед банком: анализ наиболее распространенных схем

Источник: Еженедельная газета "Экономика и жизнь"


Виктор Петров, Руководитель Арбитражной практики

Наиболее распространенные способы обеспечения обязательств и риски, связанные с ними

Основные способы обеспечения исполнения обязательств для участников гражданских правоотношений поименованы в главе 23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для банковской практики наиболее распространенными способами из указанных в граве 23 ГК РФ являются залог и поручительство.

Следует сразу обратиться к правоприменительной практике. Несмотря на кажущуюся простоту и залога, и поручительства, как способов обеспечения исполнения обязательств, на деле между кредитором и заемщиком могут возникать споры, связанные с таким обеспечением. Поэтому при заключении кредитного соглашения и принятии на себя обязательств заемщику следует учитывать ряд обстоятельств и оценивать все возможные правовые риски.

Например, согласно условиям кредитного соглашения заемщик обязался передать в залог кредитору путем заключения соответствующих договоров три объекта недвижимости и определенный объем акций. В указанный в кредитном договоре срок такого предоставления не произошло: заемщик заключил с кредитором только два договора ипотеки из трех, договор залога ценных бумаг также заключен между сторонами не был. Пользуясь установленным в кредитном договоре правом на досрочное истребование кредита, кредитная организация обратилась к заемщику с соответствующим требованием о досрочном возврате всей суммы кредита в связи с нарушением условий договора.

Такое досрочное истребование, по своей правовой сути, является односторонним изменением условий кредитного договора – условия о сроке возврата кредита заемщиком. Следовательно, к реализации банком такого своего права применяются положения пункта 4 статьи 450 ГК РФ, которые предусматривают, что сторона, которой договором предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно. Указанная норма является частным случаем общей недопустимости злоупотребления своим правом, что предусмотрено статьей 10 ГК РФ. В частности, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Пункт 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» также подчеркивает, что при изменении сроков исполнения по кредитному договору в одностороннем порядке банк должен действовать добросовестно и не злоупотреблять своим правом.

Именно ссылка на статьи 10, 450 ГК РФ и положения пункта 3 Информационного письма № 147 является основной линией защиты заемщиков в спорах с банками при досрочном истребовании кредита, вызванном непредоставлением достаточного обеспечения. Судебная практика не сформировала единого подхода к рассмотрению таких споров.

Так, например, в спорах Банка ВТБ (ПАО) с компаниями «Мечел» (дело № А40-15381/2015) и «ТГК-2» (дело № А40-22882/2016) суд при указанных обстоятельствах встал на сторону кредитной организации, указав, что нарушение прав банка является достаточным для досрочного истребования кредита.

Впрочем, существуют и обратные примеры судебной практики: постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.10.2014 по делу № А07-23635/2013, постановление Федерального арбитражного Московского округа от 25.11.2013 по делу № А40-20776/2013, решение Арбитражного суда Нижегородской области от 30.10.2015 по делу № А43-9526/2015, решение Арбитражного суда Московской области от 26.02.2016 по делу № А41-61510/2015 и пр.

В указанных судебных актах суды отмечали, что истец не представил достаточных доказательств для вывода о том, что имеются основания считать нарушенными какие-либо его права и интересы, влекущие необходимость их защиты, а при условии, что ответчик исполняет обязательства в части погашения задолженности, иск фактически направлен на получение оснований для последующего досрочного обращения взыскания на заложенное имущество, и без того обеспечивающее обязательства заемщика перед банком. Кредитные организации, по оценке судов, использовали формальные претензии, которые не доказывают наступления обстоятельств, влекущих негативные последствия для них.

Дополнительными доводами для защиты прав и интересов заемщика при такой схеме обеспечения являются следующие: регулярное погашение кредитной задолженности и отсутствие просрочек на дату подачи иска кредитной организацией, достаточная стоимость заложенного имущества для погашения выданного кредита в полном объеме, принятие банком исполнения по договору на протяжении долгого времени (фактически использование конструкции эстоппеля и пр.).

Фактором риска для заемщика является также право банка обратиться в суд с заявлением о признании заемщика несостоятельным (банкротом) при самом факте наличия задолженности без необходимости ее «просуживать». Такое обращение негативно сказывается на репутации и хозяйственной деятельности заемщика.

Также необходимо отметить, что невозможность заключить договор залога вследствие объективных обстоятельств, не зависящих от воли заемщика (залогодателя), не является основанием для освобождение заемщика от ответственности за нарушение положений кредитного договора.

Заключение договора поручительства несет в себе очевидные риски для лица, выступающего поручителем. Но и для данного способа обеспечения исполнения обязательств имеется особенность, которую следует учитывать.

Пункт 6 статьи 367 ГК РФ предусматривает, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Таким образом, при предъявлении банком иска о взыскании задолженности поручителю следует обратить внимание на соблюдение кредитной организацией сроков для предъявления такого требования. Отдельное внимание на это обратил и Верховный Суд РФ в Определении от 10.04.2017 по делу № А40-19700/2016.

Вывод: договоры залога и поручительства как способы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору обладают высокой экономической эффективностью, но несут в себе ряд рисков, которые должны учитываться заемщиком при заключении кредитного соглашения. Отдельное внимание следует обратить на реальность исполнения условий кредитного договора относительно количества и сроков предоставления залога и минимизировать риски непредоставления залога в связи с действиями третьих лиц.

Немаловажным при подаче кредитором иска о взыскании кредитной задолженности является соотношение переговорных позиций сторон: сильной и слабой стороны. Суды нередко отмечают, что положения договора (особенно те, которые фактически были навязаны в ходе переговорного процесса) подлежат толкованию в пользу более слабой экономически стороны договора, которой (очевидно) является заемщик.

Иные способы обеспечения исполнения обязательств

Помимо залога и поручительства нередко стороны кредитного соглашения предусматривают и иные, менее стандартные способы обеспечения исполнения обязательств. Нередко в качестве обеспечения могут рассматриваться права требования заемщика к третьему лицу, которые уступаются в пользу банка при дефолте по основному обязательству.

Наиболее близким регулированием к такой схеме является регулирование главы 43 Гражданского кодекса РФ в отношении договора факторинга (финансирования под уступку денежного требования). Схема, которую используют стороны договора факторинга в целях обеспечения обязательств по заключенному ранее между собой договору (например, кредитному), заключается в том, что заемщик передает займодавцу (кредитору) свои права требования к третьим лицам в качестве обеспечения надлежащего исполнения своего обязательства перед кредитором. При возникновении просроченной кредитной задолженности (дефолта основного обязательства) кредитор реализует свое право требования к третьему лицу и получает исполнение от такого третьего лица вместо первоначального кредитора (заемщика по кредитному договору).

В теории договор факторинга в такой схеме позволяет каждой из сторон удовлетворить свои интересы: кредитор получает исполнение, а заемщик не утрачивает значительную сумму денег с процентами и неустойкой. Но на практике участники правоотношений сталкиваются с серьезными трудностями при заключении и исполнении договора факторинга как способа обеспечения. Риск заключается в том, что суды при исследовании правовой природы заключенного соглашения обращают внимание на наличие обоих условий (элементов) факторинга: и финансирование, и уступка денежного требования.

В той схеме, которая приведена в пример, самостоятельное финансирование как элемент факторинга отсутствует – его заменяет финансирование по кредитному договору. Таким образом, между кредитором и заемщиком происходит не два отдельных финансирования (предоставление кредита и финансирование в рамках факторинга), а только исполнение обязательства по выдаче кредита банком. Для сторон договора факторинга это может привести к переквалификации судом соглашения, которое между ними заключено, на договор цессии с последующим применением к такому договор норм ГК РФ об уступке прав. Так, суд, придя к выводу об отсутствии финансирования как необходимого элемента факторинга, может указать не незаключенность такого договора, так как стороны не согласовали его существенные условия.

Как правило, именно переквалификация договора судом или признание договора незаключенным являются основными рисками для сторон при оформлении нестандартного обеспечения исполнения кредитных обязательств. Примером судебной практики с отражением таких рисков (хоть и не по кредитному договору, но с аналогичной структурой) является Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2016 по делу № А56-16411/2015. Также следует обратить внимание на постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017 по делу № А40-126361/2015.

Рекомендуемые схемы обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору

С учетом указанных в настоящей статье правовых конструкций основными рисками при выборе способа обеспечения являются ситуации, при которых обеспечение становится самостоятельным и достаточным основанием для судебного спора между заемщиком и кредитором по кредитному соглашению. Очевидным следствием для заемщика является необходимость выбрать такой способ обеспечения исполнения обязательств, который и с экономической, и с правовой точек зрения будет простым и понятным для обеих сторон.

Для этого заемщику следует, прежде всего, провести оценку реальной возможности предоставления того обеспечения, о котором стороны договорились (независимость такого обеспечения от воли третьих лиц, внешних обстоятельств и иных факторов), объективно оценить достаточность обеспечения для покрытия кредитной задолженности в полном объеме, а также определить, насколько бесспорной является выбранная сторонами договорная конструкция, если стороны избрали нестандартный способ обеспечения исполнения обязательств.

Сторонам следует исключить из заключаемых соглашений любые формулировки, допускающие двусмысленное толкование, а также оставляющие возможность любой из сторон допустить злоупотребление правом.

Петров_Экономика и жизнь_Обеспечение кредитных обязательств перед банком_04.2018

Скачать файл
Файл добавлен 13.04.2018
Презентация .pdf (283 Кб)
Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение
Введите символы с картинки*