Аналитика Публикации

11
октября

Страховая выплата за заложенное имущество. Кто в приоритете: собственник или залогодержатель

Источник: Журнал "Арбитражная практика"


Виктор Петров, Руководитель Арбитражной практики

Анастасия Чередова, Юрист Коммерческой группы

Страхование имущества зарекомендовало себя как дополнительный инструмент обеспечения интересов залогодержателей данного имущества на случай его гибели или повреждения. Между тем на практике залогодержатели нередко сталкиваются с отказом страховщиков в страховой выплате в связи с тем, что с аналогичным требованием уже обратился собственник. Вопросы такой конкуренции требований не всегда разрешаются в судебной практике однозначно.

Рассмотрим, в чью пользу должна быть перечислена страховая выплата, какие факторы учитываются судами, а также какие действия должен предпринять залогодержатель для того, чтобы защитить свои интересы.

Кто является выгодоприобретателем?

Договор страхования имущества может быть заключен как с указанием на лицо, выступающее выгодоприобретателем, так и без такового (страхование «за счет кого следует»). В любом случае, выгодоприобретателем по договору страхования имущества может выступать только лицо, имеющее основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении застрахованного имущества (пункт 1 статьи 930 ГК РФ). По смыслу приведенного положения заинтересованным лицом может быть не только собственник имущества, но и иной субъект, реализация прав которого зависит от сохранности данного имущества – в частности, залогодержатель.

Интерес залогодержателя в сохранении застрахованного имущества следует из пункта 2 статьи 334 ГК РФ, закрепляющего принцип «эластичности» залога: в случае гибели предмета залога залогодержатель может претендовать на удовлетворение обеспеченного залогом требования за счет юридического «заменителя» первоначально заложенного имущества. Для этого залогодержателю предоставлено прямое право требовать причитающуюся ему денежную сумму непосредственно от обязанного лица (страховой компании).

Между тем судебная практика свидетельствует о формировании так называемых «серых зон» при определении фигуры надлежащего выгодоприобретателя, вследствие чего залогодержатель не всегда может реализовать указанное право в отношении страхового возмещения.

В отсутствие единообразия в правоприменении, решение страховщика о том, кому произвести страховую выплату, принимается исключительно из его представлений и трактовки соответствующих положений ГК РФ. Однако даже те судебные акты, которые существуют, могут быть достаточно полезны для определения подходов к решению указанных вопросов.

Очередность предъявления требований о выплате страхового возмещения

Залогодержатель указан выгодоприобретателем в договоре. Как показывает практика, даже прямое указание залогодержателя выгодоприобретателем в договоре страхования еще не гарантирует возможность реализации его права на страховое возмещение в случае, если за страховой выплатой уже обратился собственник.

При рассмотрении споров в отношении страхового возмещения суды исследуют, выразило ли лицо, считающее себя надлежащим выгодоприобретателем, волю на получение страхового возмещения. Промедление со стороны залогодержателя в принятии мер по защите собственных интересов и заявлении своей кандидатуры на роль выгодоприобретателя может сыграть против него.

Пример из практики. Суды отказались удовлетворить требования банка как залогодержателя имущества к страховщику о взыскании страхового возмещения. По мнению банка, страховщик обязан был выплатить ему страховое возмещение на основании п. 1 ст. 334 ГК независимо от факта обращения. Между тем суды подчеркнули, что страховая компания не обязана предпринимать какие-либо действия и устанавливать намерение залогодержателя на получение страховой выплаты. Банк, будучи залогодержателем утраченного имущества и считая себя надлежащим выгодоприобретателем, не совершал никаких процессуальных действий с целью получить страховое возмещение, хотя был привлечен третьим лицом к судебному спору между собственником и страховщиком. Банк направил претензию страховщику лишь после того, как страховая компания добровольно произвела страховую выплату собственнику и производство по судебному делу было прекращено[1].

Выгодоприобретатель в договоре не определен. Аналогичный критерий «воли» может применяться и при страховании по модели «за счет кого следует», когда конкретный выгодоприобретатель не определен. Залогодержателю в такой ситуации важно не бездействовать. При этом, по нашему мнению, возникает процессуальная коллизия института исковой давности и добросовестности лица в арбитражном (гражданском) процессе. С одной стороны, лицо вправе подать иск в любой момент в пределах исковой давности, а с другой стороны, следует помнить о «конкурирующем» требовании, которое также может быть предъявлено в любой момент.

Пример из практики. Банк обратился к страховщику за страховой выплатой в связи с гибелью предмета ипотеки. Несмотря на то, что выгодоприобретателем в договоре страхования было указано иное лицо, суд признал право банка на получение денежных средств от страховщика. Однако в удовлетворении требований было отказано, поскольку страховщик в соответствии с утвержденным судом мировым соглашением ранее уже произвел выплату лицу, указанному выгодоприобретателем в договоре страхования. Суд указал, что обязательства из договора страхования прекратились надлежащим исполнением, ввиду чего удовлетворение иска банка повлечет повторную выплату части страхового возмещения, что не предусмотрено действующим законодательством[2].

Фактически, банк, обладая правом на страховое возмещение как залогодержатель, промедлил и пропустил судебный спор между указанным в договоре выгодоприобретателем и страховой компанией, что привело к заключению мирового соглашения и выплате страхового возмещения иному лицу.

Таким образом, для снижения рисков при наступлении страхового случая залогодержателю рекомендуется незамедлительно направлять требование к страховщику с обоснованием наличия страхового интереса, а также отслеживать возможные судебные споры в отношении страховой выплаты. В противном случае задержка в защите интересов на фоне неоднозначности судебных подходов может лишить залогодержателя возможности реализовать предоставленное ему законом право.

Факт предъявления требования ненадлежащим лицом не наделяет его статусом выгодоприобретателя

В ряде случаев суды вовсе квалифицируют обращение собственника к страховщику о выплате страхового возмещения в свою пользу, поступившее раньше требования залогодержателя, как уведомление о замене выгодоприобретателя (статья 956 ГК РФ)[3]. Такой подход потенциально порождает злоупотребления, поскольку полностью ставит возможность реализации залогодержателем его права в зависимость от усмотрения собственника.

Есть и более позитивный подход. В качестве примера можно привести постановление Арбитражного суда Московской области от 02.02.2017 по делу № А40-245057/2015. Отказывая в удовлетворении требований собственника к страховой компании, суд указал, что выгодоприобретателем по всем рискам указано иное лицо. Доказательств отказа данного лица от права получения страховой выплаты по заключенному в его пользу договору страхования не представлено, равно как и не представлено доказательств уведомления страховщика о замене выгодоприобретателя в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 956 ГК РФ.

При этом в дальнейшем, если залогодержатель вступает третьим лицом с самостоятельными требованиями в судебное дело по иску собственника к страховщику о выплате страхового возмещения, суды признают данные действия фактической реализацией права требования в отношении страховой выплаты[4].

Данный подход представляется более обоснованным и отвечающим целям статьи 334 ГК РФ, поскольку сам по себе факт предъявления требования ненадлежащим лицом не должен автоматически наделять такое лицо статусом надлежащего выгодоприобретателя. Очередности поступления требований о выплате страхового возмещения не должно придаваться правовое значение.

На заметку: Суды также часто оценивают действия сторон по отношению к объекту страхования (действия по обеспечению сохранности объекта страхования, предпринятые меры для минимизации убытков и пр.). Однако оценка таких действий скорее относится к общей оценке добросовестности стороны и не влияет непосредственно на определение надлежащего выгодоприобретателя.

Определение выгодоприобретателя при наличии конкурирующих требований

Проблемной также представляется ситуация, при которой в отсутствие прямого указания на выгодоприобретателя в договоре страхования предстоит определить надлежащего получателя страхового возмещения при наличии конкурирующих требований собственника и залогодержателя. Формально перед судом встает вопрос приоритета требований, решение которого одновременно будет также определять, чье право является более защищенным с точки зрения закона. Здесь возможны два подхода.

Первый подход. Залогодержатель в силу статьи 334 ГК РФ обладает приоритетом в удовлетворении своего требования как лицо, которое имеет обеспечение исполнения обязательства перед собой. Такая логика основана на толковании «от противного», так как при ином подходе положения статьи 334 ГК РФ не несут в себе практического смысла.

После перечисления денежных средств собственнику застрахованного имущества данные средства могут и не попасть к залогодержателю, который приравнивается к остальным кредиторам собственника, что также лишает смысла предоставление залогодержателю прямого права требования. В таком случае требование залогодержателя к собственнику о взыскании денежных средств в сумме полученного им страхового возмещения (или в соответствующей части, обеспечивающей требование залогодержателя) по порядку его рассмотрения, по субъектному составу и по порядку удовлетворения мало чем будет отличаться от обычного требования о взыскании денежных средств.

При данном подходе отмечается, что преимущественное право залогодержателя получить удовлетворение из страхового возмещения не зависит от того, в чью пользу оно застраховано. Следовательно, независимо от указания фигуры выгодоприобретателя по договору страхования, залогодержатель все равно обладает приоритетным правом в отношении страхового возмещения.

Некоторые суды идут дальше и отмечают, что приоритет залогодержателя распространяется и на ситуации, когда в качестве выгодоприобретателя по договору страхования заложенного имущества прямо указан его собственник[5]. Такая практика представляется не совсем корректной.

Второй подход. Данный подход следует из буквального прочтения положений статьи 334 ГК РФ. Данная статья указывает на приоритет залогодержателя при получении страхового возмещения перед иными кредиторами залогодателя, но не перед самим залогодателем.

Логика в таком подходе присутствует: абсолютный титул собственника в данном случае позволяет рассчитывать именно этому лицу на получение компенсации при наступлении страхового события. Собственник практически всегда несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества (статья 211, пункт 1 статьи 344 ГК РФ) и, следовательно, является лицом, у которого в первую очередь возникают убытки. Такой подход еще более обоснован, если страховое возмещение превышает размер причитающейся залогодержателю суммы. В этом случае неизбежно возникновение сразу двух «интересов»: залогодержатель и залогодатель приобретают право требования к страховщику (каждый в своей части), что может породить параллельное предъявление требований (что, в свою очередь, сопряжено с понятными процессуальными сложностями). Во избежание такой ситуации, как представляется, и следует учитывать приоритет собственника при получении страхового возмещения, если только иное лицо не является прямо указанным выгодоприобретателем приоритетной очередности.

Наличие двух приведенных подходов и неоднозначность практики должны учитываться при оценке рисков договорных схем, предусматривающих страхование заложенного имущества.

Вывод

При страховании имущества в пользу залогодержателя последнему рекомендуется незамедлительно направлять требование к страховщику, а также отслеживать возможные судебные споры в отношении страховой выплаты. При этом необходимо ориентироваться не на срок исковой давности (что, казалось бы, логично следует из закона), а на действия конкурирующего выгодоприобретателя.

Суды не сформировали единого подхода к определению надлежащего выгодоприобретателя в ситуации, когда в отсутствие установленного договором или законом приоритета конкурируют требования собственника и залогодержателя. Представляется, что положение собственника все же является более выгодным, но при этом не абсолютно исключающим соответствующие риски отказа во взыскании страхового возмещения.




[1]          Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.01.2018 по делу № А50-8982/2017.


[2]          Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2014 по делу № А51-22704/2013.


[3]          Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2018 по делу № А40-133804/17, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2014 по делу № А19-15481/2013, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2011 по делу № А79-1203/2011.


[4]          Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.09.2012 по делу № А56-26063/2011, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2010 по делу № А56-67294/2009, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 по делу № А59-400/2016 и др.


[5]          Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.09.2012 по делу № А56-26063/201, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.05.2011 по делу № А56-32094/2008, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.12.2010 по делу № А56-67294/2009, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 по делу № А59-400/2016.



Связанные направления

Петров, Чередова_Арбитражная практика_Страховая выплата за заложенное имущество

Скачать файл
Файл добавлен 11.10.2018
Презентация .pdf (712 Кб)
Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение