Аналитика Публикации

17
апреля

Заверения контрагента оказались недостоверными. Как доказать убытки

Источник: Журнал "Арбитражная практика"


Станислав Матюшов, Юрист Арбитражной практики

Сторона, которой предоставили недостоверные заверения, вправе потребовать возмещения убытков, причиненных их недостоверностью. Между тем, суды часто отказывают в удовлетворении требований, заявленных на основании ст. 431.2 ГК. Причиной становится неверное понимание истцом понятия «заверений» и ошибки в доказывании недостоверности. Рассмотрим, какие обстоятельства придется доказать стороне договора, чтобы суд взыскал убытки с контрагента.

На 27 % (с 24 564 до 33 877) увеличилось количество рассмотренных судами споров о взыскании убытков после введения после введения новых институтов обязательственного права, в том числе ст. 431.2 ГК.

Положения ГК о последствиях предоставления недостоверных заверений (ст. 431.2 ГК) введены Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ (далее – Закон № 42-ФЗ) и вступили в действие с 01.06.2015.

Факт получения заверений об обстоятельствах

Заверения должны касаться только свершившихся обстоятельств. Далеко не все договорные обещания суды расценивают как заверения в понимании ст. 431.2 ГК. Как следует из п. 1 данной статьи, заверения могут даваться в отношении:

- актива, выступающего объектом договора;

- характеристик этого актива (качество, чистота титула);

- характеристик компании (ее группы лиц), акции (доли) которой отчуждаются;

- стороны договора (финансовое положение, наличие лицензии, состав участников, резидентство, налоговый режим, распространение санкций, отсутствие нарушений и т.п.);

- правовой судьбы договора (наличие признаков крупной сделки, ее соответствие национальному праву, полномочия подписанта, наличие всех согласований или одобрений и др.).

Следовательно, заверения можно дать только о свершившихся фактах, за достоверность которых сторона несет ответственность перед контрагентом. Например, суд указал, что заверение ответчика о том, что договор досрочно расторгаться не будет, не является заверением об обстоятельствах по смыслу п. 1 ст. 431.2 ГК (постановление 19ААС от 11.10.2016 по делу № А14-18691/2015).

(Обещания об отказе от права либо о совершении действий в будущем суды не признают заверением об обстоятельствах).

Заверения об обстоятельствах должны быть конкретными. Участник ООО при заключении договора купли-продажи доли заверил покупателя, что общество не имеет неисполненных финансовых обязательств и задолженности перед третьими лицами, а также органами власти.

После совершения сделки покупатель установил наличие задолженности общества перед третьим лицом, которая образовалась до даты заключения договора купли-продажи. Покупатель потребовал взыскать с продавца убытки в размере кредиторской задолженности общества. Суд удовлетворил иск в полном объеме. Решение не обжаловалось и вступило в законную силу (решение АС Пермского края от 15.05.2017 по делу № А50-30504/2016).

Заверения об обстоятельствах может дать только уполномоченное лицо. Два общества заключили договоры возмездного оказания услуг. По мнению исполнителя, он понес убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды в связи с предоставлением заказчиком в письме от 19.10.2015 недостоверных заверений об обстоятельствах. В этом письме был согласован объем услуг, который ответчик обязался заказать, но впоследствии не выполнил свое обещание. При этом исполнитель понес расходы на закупку необходимого оборудования и товаров для оказания услуг. На этом основании он обратился в суд с иском, в удовлетворении которого суд отказал.

Апелляционный суд поддержал выводы первой инстанции, указав, что письмо, на которое ссылается исполнитель, подписало неуполномоченное лицо, а именно не генеральный директор, акцептовавший договоры, а его заместитель (постановление 9ААС от 14.02.2017 по делу № А40-108640/16).

Действие заверений об обстоятельствах во времени

Первое препятствие, с которым столкнулись участники гражданско-правовых отношений, - это ограниченность применения положений ст. 431.2 ГК во времени. Закон № 42-ФЗ определил единственную точку отсчета применения данной нормы – дата вступления изменений в ГК в силу, а именно 01.06.2015.

Положения ст. 431.2 ГК могут применяться и к договорам, заключенным после этой даты, при условии, что права и обязанности сторон возникли после вступления федерального закона в силу. В этой связи при разрешении споров суды выясняют не только дату заключения договора, но и момент возникновения прав и обязанностей сторон по нему. Например, в одном из дел суд не применил ст. 431.2 ГК к рассматриваемому спору, поскольку стороны исполнили обязанности по договору до вступления в силу Закона № 42-ФЗ (постановление 10ААС от 05.04.2016 по делу № А41-85289/15).

Недостоверность полученных заверений

Истец должен доказать, что данные ему заверения об обстоятельствах недостоверны. Поскольку по правилам ст. 65 АПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, вывод о недостоверности заверений должен подтверждаться надлежащими доказательствами.

Например, в деле о взыскании задолженности по договору аренды движимого имущества ответчик ссылался на недействительность отдельного положения договора вследствие предоставления истцом недостоверных заверений об обстоятельствах. Он указал, что производительность переданной в аренду скруббер-бутары оказалась в два раза ниже заявленной в договоре. Поскольку доводы ответчика не основывались на конкретных доказательствах, суд не принял их во внимание (решение АС Забайкальского края от 17.05.2017 по делу № А78-3170/2017).

Анализ судебной практики показал, что для взыскания убытков по п. 1 ст. 431.2 ГК недостаточно лишь ссылаться на формальное предоставление каких-либо заверений, которые впоследствии можно расценить как недостоверные. Для привлечения контрагента к ответственности по данной норме нужно доказать наличие совокупности обстоятельств, характерных для взыскания убытков по ст. 15 ГК, а именно:

- факт причинения убытков;

- размер убытков;

- противоправность поведения лица, причинившего убытки;

- причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими в этой связи неблагоприятными последствиями.

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий влечет отказ в удовлетворении иска.

Кроме того, в подобных спорах важно, чтобы:

- сторона договора дала заверения о конкретных ретроспективных или текущих обстоятельствах (а не о совершении юридических действий или иных действий в будущем);

- предоставленные заверения об обстоятельствах оказались недостоверны;

- лицо, заявляющее о предоставлении недостоверных заверений, действовало добросовестно.

На этих особенностях следует остановиться подробнее.

Факт причинения убытков

В первую очередь истец должен доказать факт причинения убытков в результате недостоверности заверений об обстоятельствах.

В одном из дел исследовательский центр обратился в суд с иском к компании о расторжении сублицензионного договора на право использования приложения, позволяющего проводить тестирование потенциальных способностей человека, профориентацию и профотбор.

Истец указал, что ответчик при заключении договора дал недостоверные заверения об обстоятельствах. При этом истец сослался на меморандум комиссии Российской Академии Наук о лженаучном статусе коммерческого тестирования по кожным узорам пальцев рук.

Ответчик, в свою очередь, представил доказательства научной обоснованности исследования: научную диссертацию, методические рекомендации, разработанные Федеральным научным центром физической культуры и спорта, и др.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что истец не опроверг аргументов ответчика о том, что приложение основывается на научном способе. Кроме того, истец не представил доказательств, подтверждающих, что использование спорного продукта в его коммерческой деятельности привело к неблагоприятным последствиям, либо истец понес какие-либо убытки (решение АС Новосибирской области от 09.03.2017 по делу № А45-25726/2016).

(Ссылки на «ненаучность» программного продукта не помогли контрагенту взыскать убытки).

Причинно-следственная связь между недостоверными заверениями и убытками

Для взыскания убытков истец должен доказать причинно-следственную связь между недостоверными заверениями и наступившими последствиями.

Интересным примером доказывания такой связи выступает следующее дело. Стороны заключили договор купли-продажи сельскохозяйственной продукции. В дополнительном соглашении к договору продавец заверил покупателя, что соблюдает налоговое законодательство, и все его операции по покупке товара у поставщиков отражены в первичной документации и налоговой отчетности. Кроме того, продавец обязался возместить покупателю убытки в случае нарушения указанных в договоре гарантий и заверений, в том числе по требованиям налоговых органов.

В дальнейшем налоговый орган дважды отказал покупателю в применении вычета по НДС на сумму свыше 12 млн. руб. Основанием послужило создание продавцом со своим контрагентом искусственного документооборота при отсутствии фактической возможности осуществить поставки товарно-материальных ценностей.

Несмотря на невозможность применения к спорной ситуации положений ст. 15 ГК, суды указали, что налоговые вычеты признаются в качестве особого механизма компенсации расходов хозяйствующего субъекта. В связи с этим суды применили положения ст. 431.2 ГК и удовлетворили иск в полном объеме (постановление АС Северо-Кавказского округа от 05.06.2017 по делу № А53-22858/2016).

Лицо, имеющее право на вычет, обязано соблюсти все требования законодательства для его получения и не может перелагать риск неполучения соответствующих сумм на своего контрагента (постановление Президиума ВАС от 23.07.2013 по делу № А56-4550/2012) ##

Таким образом, обнаруживается гибкость использования рассматриваемого института даже в тех случаях, когда к правоотношениям сторон не применимы общие положения о возмещении убытков по ст. 15 ГК.

Добросовестность поведения истца

Суды уделяют особое внимание вопросу добросовестности лица, оспаривающего достоверность полученных заверений. Иной подход противоречил бы сути института заверений об обстоятельствах, которая состоит в том, чтобы стимулировать стороны к добросовестному поведению.

Показательным примером выступает спор между компанией французской группы Sucden и бывшим акционером российского общества о взыскании неустойки в размере более 99 млн. руб.

Истец (покупатель) указал, что в договоре купли-продажи акций ЗАО ответчик предоставил недостоверные заверения об обстоятельствах. В частности, о том, что общество не владеет каким-либо имуществом, обремененным залогом, а также не имеет непогашенных кредитных обязательств или ссуд.

После заключения договора истцу стало известно, что недвижимость общества находится в ипотеке, часть движимого имущества обременена залогом, на земельные доли приставы наложили арест, а само общество выступает поручителем по кредиту третьего лица и имеет крупную кредиторскую задолженность.

Суд отказал в удовлетворении иска, исходя из следующих обстоятельств. Суд установил, что покупатель был осведомлен о наличии обременений недвижимого имущества ипотекой и самостоятельно составил проект договора купли-продажи. Суд расценил это как злоупотребление правом, поскольку покупатель в качестве заверений об обстоятельствах включил те заверения, о пороках которых он знал изначально.

В отношении обременения движимого имущества залогом суд указал, что это обстоятельство не препятствовало истцу пользоваться техникой, а следовательно, не повлекло для него никаких негативных последствий.

Что касается факта наложения ареста на имущество и наличия кредиторской задолженности, то ответчик таких заверений не давал. Суд указал, что наличие ареста нельзя отнести к заверению физического лица об отсутствии залога на имущество. По части задолженности перед третьим лицом суд добавил, что в тексте договора отсутствует упоминание о кредиторской задолженности перед конкретным контрагентом. Кроме того, истцу было известно о ее наличии. (решение АС Ставропольского края от 10.07.2017 по делу № А63-1976/2017)

Подобные выводы являются адекватным ответом на действия недобросовестных участников оборота, которые в институте заверений об обстоятельствах видят не действенный способ компенсации своих убытков, а инструмент, позволяющий на формальных основаниях извлекать дополнительную выгоду.

(Суд не взыщет убытки за недостоверные заверения, если сам истец действовал недобросовестно).

Проявление должной осмотрительности

Помимо добросовестности истца, нужно затронуть и вопрос должной осмотрительности сторон договора. В деле № А63-1976/2017 суд сделал спорный вывод о том, что предоставление неполной информации о залоге или непредставление такой информации нельзя расценивать как недостоверное заверение об обстоятельствах, поскольку истцу самому следовало принять меры для проверки состояния имущества общества.

Существует и противоположная позиция. В одном из дел суд указал, что покупатель, которому были даны заверения о надлежащем качестве товара, не обязан проявлять осмотрительность, самостоятельно предпринимая меры по проверке их достоверности, с учетом масштаба сделки и т.п. Иначе будет дезавуирован сам смысл института заверений об обстоятельствах. Он состоит как раз в том, что при получении заверений сторона освобождается от необходимости исследовать обстоятельства, которые имеют для нее важное значение при вступлении в договорные отношения и выполнении своих обязательств. (решение АС Свердловской области от 30.10.2017 по делу № А60-38056/2017)

Несомненно, проявление осмотрительности со стороны участника гражданских правоотношений подлежит оценке с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. Однако правильным представляется подход, при котором сторона не должна дополнительно проверять представленные ей заверения об обстоятельствах.

(Получив заверения об обстоятельствах, сторона не должна проявлять должную осмотрительность).

Связанные направления

Матюшов_Арбитражная практика_Заверения контрагента недостоверны_04.2018

Скачать файл
Файл добавлен 17.04.2018
Презентация .pdf (122 Кб)
Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение
Введите символы с картинки*