Пресс-центр Комментарии экспертов

19
ноября

Сталь во спасение. Банкротство "Красного Октября" как проверка на профпригодность губернатора

Источник: Российское информационное агентство "ФедералПресс"


Александр Вязовик, Партнер, управляющий Поволжской дирекцией, руководитель направления по банкротству

На волгоградском металлургическом комбинате "Красный Октябрь", объявленном Арбитражным судом банкротом, выплатили зарплату и возобновили производство. Одновременно в оперативное руководство предприятия вернулись персоны, которые прямо связаны с разными спорными эпизодами. Продукцию комбинат выпускает, но кому и как будет ее поставлять, неясно, поскольку конкурсный управляющий при поддержке губернатора объявил о том, что предприятие не будет пользоваться услугами торгового дома, а именно на нем все контракты. Какие варианты дальнейшего развития событий имеются, что заявляют, а о чем умалчивают власти Волгоградской области? "ФедералПресс" изучил факты и компетентные мнения и представляет самую актуальную информацию о ситуации на крупнейшем заводе спецсталей в России.

Арбитражный суд Волгоградской области ввел процедуру конкурсного управления в отношении волгоградского металлургического комбината "Красный Октябрь" (ВМК) в прошлый четверг. С тех пор на предприятии события менялись с калейдоскопической быстротой.

Первым делом – уже через несколько минут после объявления неожиданного с правовой точки зрения решения Арбитражного суда Волгоградской области – на предприятие при поддержке бойцов Росгвардии зашли неизвестные, потребовавшие для копирования значительный массив документов. Об этом сообщили сразу несколько независимых источников "ФедералПресс" как на самом комбинате, так и в структурах региональной власти. При этом полномочия таинственных гостей никто не подтвердил, но некоторых из них впоследствии видели в окружении конкурсного управляющего ВМК.

Тем же вечером производство на комбинате было остановлено, а спустя трое суток возобновлено. Между этими событиями было несколько громких заявлений, причем в основном со стороны губернатора региона Андрея Бочарова. Со среды на ВМК началась выплата зарплаты. Из каких ресурсов взяли средства, до сих пор неизвестно. Собственных средств у комбината нет – предприятие в последние годы фактически не являлось самостоятельной экономической единицей, а работало внутри группы компаний, лишь "оказывая услуги" по металлообработке. Все финансы проходили через торговый дом (ТД), зарегистрированный в Москве, и АО "Златоустовский электрометаллургический завод" (ЗЭМЗ, Челябинская область). Акционер ВМК Дмитрий Герасименко не стесняясь говорит, что он намеренно вывел налогооблагаемую базу из региона, поскольку, по его утверждению, предприятие подвергалось необоснованным нападкам со стороны регвластей и фискальных органов.

История противостояния

Против самого Герасименко в Волгограде и Москве с февраля 2016 года возбуждено несколько уголовных дел. Его обвиняют в злоупотреблениях и мошенничестве, однако в суд дело против предпринимателя, укрывшегося от ареста на Кипре, не передано до сих пор.

В Волгограде Герасименко появился в октябре 2011-го, когда контролировавший банкротство (объявлено в октябре 2009-го) завода "Красный Октябрь" (ВМЗ) Ростех заявил, что займется финансовым оздоровлением предприятия совместно с Уралвагонзаводом (УВЗ). Арбитражный управляющий ВМЗ назначил Герасименко исполнительным директором завода. Тогда же был создан ВМК, который взял в аренду оборудование завода, перезаключил на себя контракты с контрагентами (счета ВМЗ и связанных компаний были арестованы по делу о банкротстве) и переоформил в свой штат работников. Кто был первым владельцем ВМК, до сих пор неясно. Герасименко утверждал, что это тогдашний гендиректор УВЗ Олег Сиенко. Но он это, как и вообще активное участие в работе ВМЗ и ВМК, отрицает. Однако в ноябре 2014 года на официальном сайте губернатора Андрея Бочарова появилось сообщение о встрече с Олегом Сиенко, где стороны обсуждали техперевооружение "Красного Октября", причем правительственный ресурс утверждал, что "эта компания (УВЗ) сегодня ведет модернизацию металлургического комбината". Но к тому времени ВМК уже был собственностью швейцарской Red October International.

За последующие два года было запущено почти 50 процедур торгов имущества ВМЗ, но большинство из них было отменено из-за отсутствия участников. Крупнейшими разыгранными лотами стали акции "дочек" завода-банкрота: ОАО "Волгоградский механический завод" и ОАО "Волгоградское металлургическое объединение" – на них и числилось основное производственное имущество ВМЗ. В итоге структуры Герасименко выкупили их примерно за 500 млн рублей, что в 10 раз меньше стартовой цены лотов. Это сейчас и вменяют в вину коммерсанту. По версии следствия, Герасименко в сговоре с арбитражными управляющими ВМЗ и еще целой группой "неустановленных лиц" провел операции не в интересах должника, чтобы затем раздать его имущество дешево своим же структурам. Подозреваемый оппонирует: все процедуры прошли публично, утверждены советом кредиторов, а торги состоялись на открытой электронной площадке.

Небанальный прецедент

Параллельно с уголовным преследованием владельца ВМК несколько раз возбуждались и банкротные процедуры против самого комбината. Одна из них завершилась мировым соглашением, а вот возбужденная по инициативе налоговой окончилась объявлением предприятия банкротом. При этом все реестровые долги в процедуре наблюдения, в том числе и самой налоговой (в общей сложности около 600 млн рублей), ВМК погасил. Последние 8 млн задолженности оплачены были дважды – средства внесли ТД и ЗЭМЗ, но налоговая продолжала настаивать, что нарушена процедура. "Если вам неправильно заплатили, по-моему, уже три раза, так вы хоть деньги верните", – заявил в суде представитель ЗЭМЗ. Представитель ИФНС настояла на том, что возбуждение процедуры в отношении ВМК необходимо на основании 120 млн задолженности по налогам текущего периода, а также плохого баланса предприятия за прошлый год. По нему при выручке в 6,3 млрд у ВМК больше 2 млрд операционный убыток и примерно столько же – кредиторская задолженность. Заявления ВМК, что кредиторка – это обязательства перед акционером, а не третьими лицами, не убедили судью.

"Ситуацию, при которой суд вводит процедуру конкурсного производства по итогам наблюдения в отсутствие соответствующего волеизъявления кредиторов, нельзя назвать ординарной. Все же законодательством установлено, что это прерогатива включенных в реестр кредиторов – определять, возможно ли прекратить банкротство, оздоровить предприятие, или необходимо приступить к ликвидационной процедуре, каковой и является конкурсное производство. По сути, суд самостоятельно разрешил вопрос о возможности восстановления платежеспособности должника, что встречается нечасто, – рассуждает партнер юридической компании VEGAS LEX Александр Вязовик. – Поскольку на текущий момент полный текст решения суда (по состоянию на 15:00 мск 15 ноября) не опубликован, сложно сказать, чем руководствовался суд".

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться по ссылке: http://fedpress.ru/article/2154549

Связанные направления

Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение