Аналитика Публикации

1
апреля

Договорная подсудность и применимое право: руководство для иностранного кредитора

Источник: Правовой журнал Legal Insight


Полина Стрельцова, Юрист по проектам в области банкротства

Валерия Тихонова, Юрист по проектам в области банкротства

С учетом участившихся неплатежей и нестабильности экономической ситуации понимание последствий признания российской компании банкротом является критически важным для ее иностранных партнеров. Это касается договорной подсудности и применимого права, которому стороны подчинили действие контракта. Будут ли данные соглашения распространятся на ситуацию, в которой в отношении российского контрагента возбуждено дело о банкротстве? В статье рассматриваются вопросы аспекты договорной подсудности и применимого права, которыми следует руководствоваться кредитору – иностранному юридическому лицу при установлении его требований в деле о банкротстве, возбужденном на территории РФ, а также при оспаривании сделок российской организации-банкрота.

Российское законодательство, как и законодательство иных стран, предусматривает возможность определения права, которому будут подчинены сделка и возникающие между ее сторонами споры и разногласия. Однако в силу императивных норм Арбитражного процессуального кодекса РФ[1] и Закона о банкротстве[2] споры о несостоятельности (банкротстве) российской организации (далее – должник) подлежат рассмотрению арбитражными судами РФ по ее местонахождению. Банкротство подразумевает несколько обособленных споров с различным правовым регулированием. При возбуждении дела о банкротстве в отношении российской компании ее иностранный партнер может выступать в качестве:

  • кредитора, устанавливающего свои требования к должнику;

  • стороны оспариваемой сделки;

  • специалиста, привлеченного арбитражным управляющим.

Установление требований кредиторов и оспаривание сделок должника

Требования кредитора, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, подлежат установлению исключительно в банкротном деле по правилам Закона о банкротстве. Требования кредиторов по текущим обязательствам рассматриваются в общем исковом производстве вне рамок дела о банкротстве с соблюдением правил о договорной подсудности. Сложившаяся правоприменительная практика исходит из запрета на рассмотрение третейским судом спора по текущим обязательствам российской организации, признанной банкротом, поскольку это нарушает права конкурсных кредиторов и кредиторов по текущим платежам на обжалование судебного акта третейского суда[3].

Таким образом:

  • условия о договорной подсудности не распространяются на обязательства должника, возникшие до возбуждения дела о банкротстве;

  • третейская оговорка не применяется при рассмотрении споров о текущих обязательствах должника.

При установлении требований кредиторов в рамках дела о банкротстве суд должен проверить обоснованность и размер требования кредитора независимо от признания должником и арбитражным управляющим обстоятельств, на которые он ссылается[4].

Поскольку требования кредитора вытекают непосредственно из правоотношений сторон по исполнению обязательств с пророгационной оговоркой, их обоснованность проверяется в соответствии с нормами законодательства, о применении которого договорились стороны. Данный подход нашел отражение в рамках дела о банкротстве ОАО «Авиационная компания “Трансаэро”»[5], одного из самых громких дел о банкротстве на территории РФ с участием иностранных партнеров. Задолженность по текущим обязательствам должника взыскивается в общем исковом порядке, поэтому ограничений для применения иностранного права, определенного сторонами в договоре, нет.

При оспаривании сделок, совершенных должником, возникает противоположная ситуация. При рассмотрении дела № А40-108528/2012 по предъявленному юридическому лицу (зарегистрированному и действующему на территории РФ) заявлению банкротящегося АО «Банк “Снорас”» (Литовская Республика) о признании сделки недействительной Президиум ВАС РФ в Постановлении от 12.11.2013 № 10508/13 сформулировал правовую позицию, закрепившую приоритет права страны, в которой проводится процедура банкротства. В дальнейшем такой подход в рамках указанного дела поддержал Верховный суд РФ[6]. Принцип приоритета права страны, в которой проводится процедура банкротства, нашел свое отражение и в последующей правоприменительной практике[7].

Таким образом, при оспаривании сделок российского юридического лица-банкрота единственным применимым правом является российское (lex fori concursus – право государства места открытия производства по делу), несмотря на наличие иностранного элемента в спорных правоотношениях и ссылки на применимое иностранное право в договоре.

Это также связано с тем, что в настоящий момент между РФ и иными государствами нет заключенных международных договоров по вопросам банкротства юридических лиц.

Однако отдельные обстоятельства при оспаривании сделок подлежат установлению на основании личного закона стороны сделки, в частности это касается создания и регистрации юридического лица, его правоспособности, порядка приобретения им гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей. Кроме того, вопросы соблюдения формы сделки также подлежат регулированию на основании права страны, подлежащего применению к самой сделке[8]. Следовательно, при установлении указанных обстоятельств применению будет подлежать иностранное право. В то же время сделка российского юридического лица не может быть признана недействительной из-за несоблюдения обязательной формы, если не нарушены соответствующие требования отечественного права.

Таким образом:

  • в условиях банкротства российской организации соглашение сторон о применении к сделке норм иностранного права будет распространяться на споры о взыскании текущей задолженности и при установлении требований кредиторов в рамках банкротного дела;

  • единственным применимым правом при оспаривании сделок российского юридического лица-банкрота является российское (lex fori concursus – право государства места открытия производства по делу);

  • иностранное право подлежит применению при оценке правоспособности иностранного лица, полномочий его представителя на совершение сделки и иных обстоятельств, установление которых регулируется личным законом стороны сделки.

Иностранная компания как консультант в банкротстве: взыскание задолженности и признание сделки недействительной

На практике арбитражный управляющий нередко привлекает иностранную организацию в качестве консультанта по вопросам ведения процедуры банкротства. Согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91[9], стоимость услуг специалистов, привлеченных арбитражным управляющим, взыскивается судом, который рассматривает дело о банкротстве; заявленные в общеисковом порядке требования подлежат оставлению без рассмотрения. Следовательно, условие об установлении договорной подсудности в договоре, заключенном с иностранным консультантом, привлеченным к участию в деле о банкротстве, не будет распространяться на споры о взыскании вознаграждения за оказанные услуги. Такие споры должны рассматриваться в рамках дела о банкротстве. При этом договор, заключенный с иностранным консультантом, может быть оспорен как по общегражданским, так и по специальным основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве.

Важно отметить, что заявление арбитражного управляющего об оспаривании сделки[10] подлежит рассмотрению исключительно в рамках дела о банкротстве должника. При оспаривании сделок по общегражданским основаниям иными лицами такие заявления должны рассматриваться в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности[11].

Таким образом, условия о договорной подсудности будут распространяться только на случаи оспаривания сделки должника по общим основаниям по заявлению привлеченного иностранного консультанта. При оспаривании сделки по основаниям, не предусмотренным Законом о банкротстве, применяется право, выбранное сторонами сделки.

Чтобы определить возможность применения иностранного права и правил о договорной подсудности в спорах, связанных с банкротством российского контрагента, нужно учитывать предмет спора (установление требований, оспаривание сделки либо спор об оплате услуг привлеченного лица), период возникновения требований к должнику, кем и на каких основаниях подано заявление об оспаривании сделки.



[1] Пункт 1 ч. 2 ст. 33 и ч. 4 ст. 38 АПК РФ.

[2] Статья 6 Федерального закона от 26.10.2002 № 127 «О несостоятельности (банкротстве)».

[3] Определение ВС РФ от 21.10.2014 по делу № 301-ЭС14-1657, А79-10231/2013, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.02.2018 № Ф01-6385/2017 по делу № А82-8633/2017.

[4] Пункт 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

[5] Дело № А56-75891/2015.

[6] Определение ВС РФ от 10.09.2015 № 305-ЭС15-7119.

[7] Определение ВС РФ от 07.04.2017 по делу № 309-ЭС14-923 (№ А07-12937/2012), Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.09.2017 по делу № А40-155329/14; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.04.2015 по делу № А53-18803/2011.

[8] Статья 1209 ГК РФ.

[9] Абз. 6 и 10 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве».

[10] Здесь имеется в виду оспаривание как по специальным, так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

[11] Абз. 8 п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”».


Тихонова, Стрельцова_Legal Insight_Руководство для иностранного кредитора при банкротстве российской компании_04.2019

Скачать файл
Файл добавлен 01.04.2019
Презентация .pdf (326 Кб)
Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение